Большое интервью Сергея Ковальчука

Почему всем клубам надо очень внимательно смотреть на брестское «Динамо»? Объясняет главный тренер самого бедного участника ЧБ.

 

– Какая сейчас финансовая ситуация в клубе?

– Пока нам только обещают, что все сдвинется с мертвой точки. Каких-то конкретных подвижек в лучшую сторону нет. На этот счет лучше общаться с директором клуба. Он владеет большей информацией. Главная надежда – продажа офисного здания. Говорят, нашли людей, заинтересованных в покупке. Они вышли на руководство «Динамо» с предложением. Сейчас идут переговоры.

– Вы держите связь с руководителями клуба? Говорят, в последнюю неделю никто из команды боссов не видел.

– Председатель правления находился в отпуске, поэтому ситуация подвисла в воздухе. Вообще, последний месяц дался мне очень тяжело. Сложный период. Ничего не было понятно. И я, и футболисты находились в подвешенном состоянии. Буквально на прошлой неделе мы переговорили со всеми ребятами. Очень рад, что удалось найти подход к каждому. Люди решили остаться в Бресте. Благодарен парням за то, что они пошли навстречу руководству, подписав документ о сокращении зарплаты.

– Доходы игроков сократились на 30-40%?

– Зарплаты уменьшились у каждого футболиста. Все индивидуально.

– Объясните, как удалось оставить игроков в команде на таких условиях?

– Подходил к каждому, чисто по-человечески просил. Хотелось сохранить команду, чтобы показывать достойный футбол. Реально из «Динамо» могли уйти шесть-семь человек. У них были варианты. Люди из других клубов звонили мне, интересовались перспективами парней в Бресте. Некоторых хотели забрать. Они могли легко уйти. Какими-то разговорами, убеждениями удалось переубедить их. Беседовал с каждым. Понимаю, что это ненормальная ситуация. Клуб должен создавать хоть какие-то минимальные условия для существования команды. За этот месяц все потратили много нервов. Пацаны выражали недовольство, суетились. Я тоже не железный, иногда срывался. Поверьте, в это трансферное окно каждый день для меня был за три-четыре. Сейчас все улеглось. Работаем в спокойной обстановке.

– Какие слова вы нашли, чтобы удержать того же Василюка, которого пробовал перехватить «Неман»?

– У Ромы было три-четыре железных варианта. Он мог легко покинуть команду. Сели, поговорили. Конечно, играть за такие деньги ему очень сложно, как и всем семейным ребятам. Не буду говорить как, но мы сумели договориться. Бесконечно благодарен всем ребятам, которые остались. Сохранился костяк команды. Это больше не моя заслуга, а решение парней. Все-таки у нас собрался хороший коллектив. Наверное, они не захотели его рушить. Конечно, жаль, что нас покинул Кирилл Премудров. Ощутимая потеря. Человек без замен отыграл половину сезона на своей позиции. Очень сложно найти равноценного исполнителя. Пригласить нового человека в Брест практически нереально. Все знают, в каких условиях находится клуб. Нам рекомендовали нескольких ребят, но они очень молоды. Просмотрели их, но у нас есть свои воспитанники. Не стали дергаться.

– Миллиард рублей за трансфер Премудрова – адекватная компенсация?

– Я не лез в процесс переговоров. Как тренеру мне, конечно, хотелось, чтобы Кирилл остался в Бресте. При этом понимаю желание футболиста перейти на другой уровень. Все-таки подобные предложения поступают не каждый день. Буду только рад, если Премудров проявит себя в «Динамо». Хочу, чтобы у него все срослось, а все эти коммерческие дела… Я туда не лез. Хорошо, договорились на такую сумму. В конце года у него заканчивался контракт. Парень вообще мог уйти бесплатно. Получилось, как получилось. Я не стал отговаривать Кирилла от перехода. Мы обсудили ситуацию. Человеку выпал такой шанс. Нужно его использовать. У Премудрова есть потенциал. Он может вырасти в футболиста очень высокого класса.

– Еще одна потеря в летнее трансферное окно – Курлович.

– Как только закончился первый круг, сказал ребятам: «Появится какое-то предложение – подходите, будем говорить». Курлович подошел. Сказал об интересе «Слуцка». Я не стал его отговаривать. Человек ушел. Желаю ему удачи на новом месте.

– Почему Жевнеров не перешел в «Витебск»?

– Этот трансфер мог осуществиться. Мне звонили люди из «Витебска». Правда, удалось убедить Эдика остаться. Поймите, в нашем коллективе люди чувствуют себя комфортно. У нас есть все условия для работы за исключением финансов. Если человек может терпеть – остается, нет – уходит. Никаких обид в таком положении быть не может. Каждый сам принимал решение. Вот и все.

– Почему Юрченко не уехал в «Погонь»?

– Он отправился на просмотр. Сыграл в товарищеском матче, потом говорил, что ему не очень понравилось в Польше. Не знаю. После этого просмотра ни на меня, ни на клуб никто не выходил. По-моему, сейчас Юрченко не готов играть на сто процентов. Пока я не очень доволен Вовой. Ему нужно заставлять себя работать. Недавно серьезно разговаривали по этому поводу. Для меня не имеют никакого значения прошлые заслуги футболиста. Юрченко такой же игрок, как все остальные, включая молодежь. Если не приносишь пользы здесь и сейчас – возникают вопросы. Есть нюансы по Володе, но пока мы работаем.

– С вашей командой тренируется Перепечко…

– Его возвращение в Брест вполне возможно. Есть определенные сложности по переходу, но в течение нескольких дней все должно решиться. Пока нет стопроцентной уверенности, что переход состоится, но мы ведем разговоры. У игрока есть желание. Если сумеем найти финансовый компромисс, то трансфер случится. Тут все зависит от человека. Если закрываешь глаза на деньги и работаешь – все будет хорошо. Смысл ехать в Брест, а потом ныть? Если решили играть, значит, играем.

– При этом сложно жить на два-три миллиона в месяц.

– Это очень тяжело. Особенно людям постарше. Денег не получают все. Тренеры в том числе.

Признаюсь, безденежье сильно давит. Взять кубковые матчи с «Березой». Атмосфера нервотрепки сказалась на результате. Как готовились в сумбуре, так и сыграли. Не могу обвинить ребят в плохом отношении к делу, но на подсознательном уровне голова работает в совершенно другом направлении. Много думаешь не о футболе, поэтому появляются проблемы. Максимально стараюсь абстрагировать команду от этого. Есть же не только финансовый стимул. Если говорить сугубо о деньгах, то никакого результата не будет. Мы впряглись во все это – нужно теперь тянуть… Конечно, хочется тренироваться и готовиться к матчам в хороших условиях. Пока не все гладко.

– Вы говорите, что хочется тренироваться в нормальных условиях, но команде еле-еле обеспечивают питание…

– У клуба долги по всем фронтам. В том числе по питанию. Каждый выезд – это проблема. Периодически с трудом находим деньги, чтобы заправить автобус и покормить ребят. Если не обеспечить даже это, какой смысл вообще играть? С этой недели нам должны были отказать в питании. Еле решили этот вопрос.

– Кормят команду, а тренерам не всегда достается.

– Ну а что делать? Такая ситуация. Разумеется, она неправильная. Главное, чтобы игроки были накормлены. Мы с тренерами как-нибудь перебьемся.

– Сколько денег вам задолжал клуб?

– Скажу честно, даже не знаю, сколько мне должны. Хорошо, что вы напомнили. Стоит задуматься об этом. Живем надеждой. Руководство постоянно повторяет, что закроет все вопросы по долгам. Нас никто не кинет на деньги, которые уже заработали. Верим в лучшее. Все когда-нибудь выплатят.

– Как лично вы живете на три миллиона в месяц?

– Как-то выживаю. Конечно, очень сложно.

– Что говорит по этому поводу ваша супруга?

– Разное случается. Мужчина должен кормить семью. Если бы жена меня не поддерживала, пришлось бы очень тяжело. Порой возникают свои нюансы на этой денежной почве. Хорошо, моя супруга закалена. Вместе проходили разные испытания. Она сильно переживает эту ситуацию.

– Из-за таких маленьких зарплат возможно, что игроки начнут совмещать футбол с другими источниками заработка?

– Считаю, в высшей лиге такого быть не должно. Если это случится, мы просто перейдем на какой-то полулюбительский уровень. Мы же на всех стадиях стремимся развивать футбол. О каких результатах можно говорить, если человек будет работать, а потом тренироваться в свое удовольствие? Я такого не приемлю. Это неправильно. Футболист должен заниматься своим делом. Во многих странах есть примеры, когда игроки совмещают карьеру и работы, но они же не поднимаются выше определенного уровня.

– Кажется, брестское «Динамо» – печальный пример будущего белорусского футбола: в клубе нет денег, команда состоит из молодых игроков и парочки возрастных исполнителей…

– Анализировал ситуацию. К сожалению, в последние годы мы выступаем в качестве какого-то паровоза. Все начинается с Бреста. С «Динамо» начались уменьшения зарплат, исчезновение премиальных. С каждым годом все больше команд начинают испытывать такие трудности. Конечно, не хочется играть роль передовика. Увы, от этого никуда не денешься. В стране очень сложная финансовая обстановка. Это сказывается на футболе. Правда, какой-то уровень высшей лиги должен соблюдаться. Речь идет не только о зарплатах, но и условиях работы, подготовки к сезону. Нельзя экономить на таких вещах. У нас же доходит до того, что клуб не может купить себе экипировку. Неправильно все это.

Сейчас руководство просит потерпеть до конца года. Нам говорят, что долги будут погашены. Насколько мне известно, сейчас идет разговор о подписании контракта с крупным спонсором на следующий год. Может, тогда появится реальный бюджет, по которому составится реальная смета. Хочется, чтобы не было ситуации, как в этом году, когда команда комплектовалась под одни условия, а вышло иначе. Причем у нас были совсем небольшие зарплаты. Сейчас они и вовсе самые маленькие в лиге. Тогда нас просто бросили, а выплывите вы или нет – вопрос. Это тоже неправильно. Все-таки футбол – социальный проект. Одна из наших задач – увести молодых ребят с улицы. Команда играет, дети ходят на матчи, а потом записываются в секцию. В общем, нельзя бросать команду на произвол судьбы. Не первый год надеюсь, что рано или поздно найдем выход.

– Из-за финансовых проблем уровень футбола в стране стал слабее?

– Качество игроков немного изменилось. Лидерам нашего чемпионата нужно решать задачи не только в первенстве Беларуси, но и на международной арене. Если будет падать общий уровень турнира, то это скажется и на лидерах. Сейчас много внимания уделяется молодежи. Это очень сложный процесс. Не бывает такого, чтобы пришла пачка молодых игроков, а через некоторое время все стали суперфутболистами. Чтобы они развивались, нужно несколько опытных ребят. Таким людям необходимо сделать хорошие условия. В последние годы редко получается такое организовать. Из-за этого БАТЭ и минскому «Динамо» будет сложно что-то показать в еврокубках, если в Беларуси они легко начнут обыгрывать всех подряд.

– В таких условиях целесообразно расширять высшую лигу?

– На мой взгляд, по сравнению с прошлым годом серьезно упал уровень первой лиги. Связываю это с тем, что в прошлом году в высшей было меньше команд, поэтому достаточно много квалифицированных футболистов играли во втором дивизионе. С расширением высшей лиги у первой появится еще больше проблем. Если говорить об «элите», когда-то же мы играли таким количеством команд. В любом случае, будут и лидеры, и аутсайдеры. Посмотрим, какой уровень будет у турнира.

– Может, брестскому «Динамо» было бы проще играть в первой лиге? Меньше требования к зарплате, проще процесс лицензирования…

– Конечно, можно играть и в первой, и во второй лиге, но как потом смотреть людям в глаза? В Бресте такие болельщики! Я их считаю лучшими в стране. В четверг у нас будет играть минское «Динамо» в Лиге Европы. Уверен, на матч соберется семь-восемь тысяч человек. Мне хочется, чтобы на месте минчан была наша команда. Я как тренер хочу побеждать. Если, не дай Бог, из-за каких-то проблем клуб окажется в первой лиге, мне будет очень обидно за город, в котором есть такие традиции.

Прочитано 1615 раз