«Директор «Санты» сказал: «Вам не повезло, я не болельщик футбола». Как пытается выжить брестское «Динамо»

Председатель брестского «Динамо» Владимир Матусевич рассказал, зачем пришел в клуб на грани банкротства и как намерен исправлять ситуацию, которая в обозримом будущем даже может ухудшиться.

 

– Вы в должности почти три месяца. Освоились?

– Многое для меня было знакомо по прошлой работе в «Динамо». Когда был начальником команды (1998-2003, 2005-2006 – Tribuna.com), штат сотрудников не был таким большим и приходилось заниматься и проблемами финансирования, и работой с болельщиками, и рекламой. Но сейчас стало сложнее работать. Денег намного меньше. К примеру, наши дублеры не питаются за счет клуба. Мы не можем их обеспечить всем необходимым.

– Какие проблемы кроме финансовых видите?

–- Остро стоит проблема окончания реконструкции базы. Надо доделать четвертое футбольное поле. Это не столь актуально, но раз начали, надо заканчивать. На 80 процентов готово двухэтажное здание. Надо искать средства, чтобы доделать. Тогда команда сможет полноценно работать на базе. Сейчас для переодевания и мытья приходится арендовать раздевалки ССК «Брестский» и потом ехать около получаса на базу. А после тренировки мокрыми возвращаться! И если удастся сделать базу в этом году, будет куда удобней и экономичней. Сократим затраты на аренду. К примеру, год пользования раздевалками стадиона – это месячная зарплата всего тренерского состава клуба.

– Видя все это, не думали: «Боже, какую глупость я совершил, согласившись»?

– Когда пришел, еще не случился 30-процентный обвал валюты и ситуация была не столь плачевной. А вот после все резко ухудшилось. Причем как в клубе, так и у предприятий города. Некоторые люди, которые обещали помощь и поддержку, оказались в очень сложной ситуации. Им самим бы выжить. Поэтому такие мысли иногда одолевают. Особенно перед сном. Но я человек упрямый и каждое утро встаю и иду на работу, чтобы все поправить.

– Как вообще возник вариант вашего возвращения?

– Мне позвонил Николай Хорошун и сказал, что будет освобождаться должность председателя и что клубные работники хотят видеть меня на этой должности. Это было несколько неожиданно. Несколько дней думал, взвешивал все «за» и «против». Потом состоялась длительная беседа с Николаем и другими работниками клуба, на которой мне обрисовали круг проблем. Я хоть и не упускал клуб из виду и примерно знал, в какой ситуации он находится, но не во всех нюансах. Вот на этой встрече меня в них и посвятили. После разговора с председателем правления Вячеславом Сашко дал согласие.

– Что вы делали те 8 лет, что были вне футбола?

– Не особо хочется распространяться. Нигде не работал. Занимался своим здоровьем.

– Вас уговаривали согласиться?

– Нет. Хорошун сказал, что уходит в гандбольный клуб и нужен человек на его место. Меня ознакомили с кандидатами. Проанализировав список, подумал, что надо бросать спокойную жизнь и попытаться наладить ситуацию в клубе.

– В списке были нефутбольные люди?

– Да, были.

– Есть мнение, что руководитель и не должен разбираться в футболе.

– Мнений может быть много. Я считаю, что ни один хороший менеджер-экономист не пойдет работать в клуб, чтобы зарабатывать деньги для кого-то. Он лучше откроет свою фирму. Если кто-то может заработать миллион долларов, то он будет делать это в своих интересах.

Я общаюсь с руководителями частных фирм, которые длительное время были преуспевающими в Бресте, которые имели филиалы в Украине и России. Так вот даже они не знают что делать. Приходится сокращать рабочую неделю, увольнять работников и думать о том, как выжить. Им не до спонсорства. Они не отказываются помогать, но сейчас не в состоянии.

– У вас в городе есть гигант «Санта Бремор».

– Предприятие оказывает нам спонсорскую помощь, но не в том объеме, который нам необходим. Впрочем, огромное спасибо им и за это. «Санту» тянут во все стороны. Предприятие спонсирует БГК имени Мешкова. Клуб играет в Лиге чемпионов. А это реклама. Спонсирует другие крупные соревнования. Плюс Александр Мошенский (директор СП «Санта Бремор»–Tribuna.com) является председателем федерации гребли. И туда тоже многое идет. Ну и минус для нас то, что Мошенский не является болельщиком футбола. Иначе было бы проще договориться. Нам приходилось встречаться раньше. Мошенский откровенно признался: «Вам не повезло. Я не болельщик футбола». А в Бресте, к сожалению, других таких крупных предприятий больше нет. В Новополоцке – завод, в Мозыре – завод, в Гродно – завод, в Солигорске – огромный концерн.

Проблема с финансами возникает в первые три месяца нового года. Мы ни с кем не можем заключить договор о сотрудничестве. Предприятия подбивают баланс. И если они оказываются убыточными, им запрещено оказывать помощь. А если все в порядке, то согласование в вышестоящем органе занимает какое-то время. Поэтому клубы и без средств.

***

– 4 марта стало известно, что игроки команды собираются подавать заявления в суд. Долги большие?

– Мы постоянно разговариваем с футболистами, и я их понимаю. Это серьезно ухудшит финансовое положение клуба. Но раз люди заработали, клуб должен с ними рассчитываться. Обвинять ребят в чем-то трудно. В следующем году судов будет еще больше. И еще больше будут урезаны зарплаты. В стране сформировался определенный рынок заработной платы футболистов. Это суммы, которые все озвучивают. И никуда мы от этого не денемся. Мы не можем установить значительно меньший оклад. Тогда завтра же разъедутся все игроки. Конечно, можно выпустить молодых, но тогда мы будем проигрывать по 0:7 и вылетим в первую лигу. Чего не хотелось бы. Поэтому молодежи надо давать время на обкатку. Вот сейчас у нас в обойме 4 человека 94 года, есть ребята 95-го и 96-го. Будем надеяться, что парни заиграют.

– Многими вылет в первую лигу рассматривается как возможность поправить дела, проанализировать ошибки, чтобы через год вернуться, как «Гомель» или «Днепр».

– Может, это и верно, но тогда встает вопрос: куда деть игроков? По штату в клубе первой лиги не может быть дублирующего состава. Что делать? Распустить? Тогда из поля зрения выпадает целый пласт футболистов. В силу нашего географического положения, ребята не столь востребованы в других командах. Минчане постоянно на виду. За ними следят. Посетить игру дубля в столице намного проще, чем специально приехать в Брест. А так многие вообще закончат с футболом и пропадут.

– Долги большие?

– Приличные. 3,5 миллиарда рублей.

– Легко ли общаться с футболистами, которым клуб должен?

– Я общаюсь со всеми. Даже с теми, кто уехал. Объясняю ситуацию. Может, поэтому и не было судов два месяца.

– В «Гомеле» за отсутствие денег футболисты у фактически государственного клуба винят наемного директора Евгения Поболовца. У вас такая же ситуация?

– Я не работал в прошлом году, поэтому меня игроки не обвиняют. Но через год подобное будет и со мной. Надеюсь, в меньшей степени, но меня это ждет.

– Было просто упросить игроков писать гарантийные письма, чтобы получить лицензию?

– Пока еще такого разговора не было. Первое решение по лицензии будет 20 марта. К этому моменту клуб должен игрокам хоть что-то заплатить. Но даже если мы получим кредит, денег на погашение всех долгов не хватит. Ребят предупредили, что с теми, кто уволился, расчет будет в первую очередь. А остаток будем делить между всеми сотрудниками. И только потом я вправе просить игроков писать гарантийные письма. У них должны быть деньги в кармане, чтобы они могли спокойно смотреть в глаза своим близким.

– Кто вам дает кредит?

– Банк, в котором обслуживаемся. В получении кредита помогает руководство области. Все понимают, что если не пройдем лицензирование, то смысл в существовании команды теряется. Клуб можно закрывать. Еще один из вариантов полного расчета с футболистами – продажа клубного офиса. Здание у нас в центре города. Обладает исторической ценностью. Сейчас ведем переговоры с потенциальными покупателями. Сумма от выручки покроет все долги и еще останется на ремонт базы. Тогда клубный офис переместится туда. Помещения позволяют нормально организовать работу. База находится в городской черте. Туда ходит транспорт, таксички (так в Бресте называют маршрутки – Tribuna.com) и организовать доставку сотрудников на работу не проблема.

– Кто-то из футболистов уже подал иски в суд?

– Из тех, кто сейчас в клубе, никто. Но предполагаю, что кто-то подаст. Надеюсь, не все. Игроки говорят, что если не обращаться в суд, то на них никто вообще не обратит внимания. Они же общаются с ребятами из других команд. Там только подали – начали рассчитываться.

– Тем же игрокам «Белшины» суд не особо помог. Денег у клуба нет и платить все равно нечем.

– В принципе, у нас такая же ситуация. Как я могу отдать то, чего нет? Придут судебные исполнители и арестуют все наши счета. Тогда это вообще нарушит работу клуба. У нас же неплатежей много и не только зарплатных. Конечно, сумма не такая, как была озвучена у «Немана», но все равно долги существенные.

***

– В целях экономии брестское «Динамо» отказалось от зарубежных сборов. Это позволит нормально подготовиться к сезону?

– Понятно, лучше тренироваться в идеальных условиях в Турции. Но и в Беларуси можно сделать это качественно. Правда, в силу экономических обстоятельств мы вообще не смогли организовать сборы даже здесь. Везде, где пытались договориться, просили предоплату. Мы заплатить не могли. А гарантийным письмам уже никто не верит. Поэтому и работали дома в двухразовом режиме. Вот сейчас договорились с гостиницей. Заселили команду на две недели перед чемпионатом, чтобы дать ребятам пожить вместе, притереться друг к другу. Хорошо, что сейчас погодные условия позволяют работать на базе. Отдали основе на откуп одно из натуральных полей. Летом будем восстанавливать.

– Сбор в том же Пинске можно организовать за 11 тысяч долларов. У «Динамо» нет таких денег?

– Нет.

– Сергей Ковальчук говорит, что межсезонье идет прахом.

– Согласен с его словами процентов на 60. Все равно команда готовится и тренируется. Просто условия тяжелые.

– Как у вас налажено с ним взаимодействие?

– Мы знаем друг друга еще со времен «Брестбытхима». Так что у нас нормальные отношения. Конфликтов нет. Я его поддерживаю. Мы много разговариваем и обсуждаем приглашение тех или иных футболистов. Стараюсь идти навстречу тренерским пожеланиям. И в этом году отказал только в одном игроке.

– Чтобы футболист пополнил состав «Динамо», нужно одобрение пяти из семи членов правления клуба. Это правда?

– Да, но такое правило было установлено до меня. Процесс согласования очень затянутый. Поэтому я, заручившись негласной поддержкой, взял на себя смелость заключать контракты без этой процедуры. Футболисты приезжают в разное время, и если по каждому собирать правление, то придется встречаться два-три раза в неделю. А иногда решения надо принимать оперативно. По моему мнению, перед началом чемпионата мы с Ковальчуком должны ознакомить правление с контрактами (если им это надо) и пояснить, кого подписали и почему. И потом правление решит: похвалить нас или расстрелять.

– Вы говорили, что по условиям будете на уровне «Гранита». Валерий Бохно озвучил зарплаты игроков – 20-25 миллионов. В Бресте столько же?

– Он озвучил среднее по высшей лиге. Вы же грамотный человек. Если люди не договариваются в Гродно или в другом областном центре, где есть возможность играть на хорошем стадионе с естественным газоном, а едут в Лунинец, где искусственное поле, резонно возникает вопрос: почему? И тут же ответ – только деньги и зарплата могут туда привлечь человека. Поэтому не думаю, что озвученные цифры до конца верны. Что касается наших контрактов, они примерно на этом уровне.

– У клуба нет средств. Как уговариваете футболистов подписывать контракты?

– Объясняю ситуацию и нахожу компромисс. Взять того же Вову Юрченко. После всех передряг его возьмет к себе не каждая команда. А парень он талантливый. И хочет вернуться в футбол. Мы даем ему эту возможность. А он в свою очередь помогает нам – дает результат.

***

– Уже знаете цифры бюджета на сезон?

– Руководство области поставило условие, что он должен быть на уровне прошлого года. Это 18 миллиардов рублей. А ведь часть наших долгов и скопилась как раз из-за того, что в 2014-м бюджет не был полностью наполнен деньгами. И я реально понимаю, что утвердить на бумаге можно одно, а реальных денег мы не найдем. Транспортные расходы возрастут, питание будет дорожать. И придется где-то ужиматься. И вероятность получения всей суммы небольшая. Вот и выходит, мало запланировать бюджет. На эти деньги нам надо подписать спонсорские контракты. А о проблемах спонсоров я уже говорил.

Железно мы будем иметь 6,6 миллиарда (450 тысяч долларов – Tribuna.com). Это гарантированная сумма, выделенная государством. Остальные 12 должны найти сами. Если не сможем, фактически бюджет будет урезан на треть.

– По Указу №191 «О господдержке» клубы обязаны зарабатывать. Как это может делать брестское «Динамо»?

– Что-то в этом Указе не доработано. Клубы, не имея специальной базы, серьезные суммы заработать не могут. Что может заработать «Динамо», имея в собственности два автобуса и три тренировочных поля?

– Директор рогачевского «Днепра» ввел в клуб свой бизнес.

– Я читал его интервью. Парень молодец – нашел свою нишу. Но он зарабатывает не те деньги, которых хватило бы на содержание команды высшей лиги. Повторюсь, ни один клуб своей коммерческой деятельностью не может заработать.

– У «Белшины» есть гостиница и ресторан. Они приносят доход.

– Если бы это были достойные деньги, у «Белшины» не было бы сейчас судов. Можно вспомнить еще «Минск». Клубу построили базу: куча полей, кафе, сауна. И он теперь на этом зарабатывает. А когда ничего нет, как можно заработать?

– Попросить у области, чтобы передали на баланс какие-то объекты.

– Есть юридическая закавыка. «Динамо» – общественное объединение. Фактически, мы – частники. И государство не имеет права что-либо нам передавать. Надо менять форму собственности. Вполне возможно, когда рассчитаемся с долгами, этим вопросом займемся плотно. В прошлом году он уже прорабатывался, но никому не хочется вешать на себя должников.

– Один из элементов зарабатывания – трансферы. В последние годы «Динамо» достаточно прибыльно продает игроков.

– Это один из плюсов, почему в Брест соглашаются ехать молодые ребята. Мы даем играть. В этом году даже легионеров не брали. Будем доверять молодым. Но год на год не приходится. Да и не угадать: заиграет парень или нет. Тот же Сигневич в свое время даже игроком основного состава на лицензии не был! Проигрывал место другим. Ребята были членами юношеских сборных, но сейчас их нет. А Коля играет. Это не конвейер. Спланировать ничего невозможно. Нынешней зимой был интерес к нашим парням, но клубы просили отдать бесплатно, так как у самих денег нет.

***

– Фанаты намерены бойкотировать домашние матчи команды. В Бресте одно из самых многочисленных движений в стране. Как-то будете решать проблему?

– Я был на той встрече с милицией. Мы были инициаторами и хотели помирить стороны. Фанаты же не просят ничего сверхъестественного. Досматривайте, но цивилизованно: без раздеваний и пропуска всех поголовно через автозак. Это нормальное желание. Но в ответ прозвучало, что в связи с тем, что год выборов, стоит общая задача фанатское движение как наиболее агрессивное и опасное в свете украинских событий поставить на место. Проще в этом году никому не будет, и досмотры станут жестче. Я вступился за парней. Сказал, что это не правильно. Что надо находить общий язык. Но те милиционеры, которые были на встрече, сказали, что ничего не решают. 17 марта будет общее собрание в Минске. И если там будут приняты какие-то общие требования, вынуждены будем подчиниться.

– Посещаемость в Бресте в принципе упала.

– Этому способствовало деление команд на шестерки. Смотреть на слабых болельщики не очень хотят. Когда ты знаешь, что приедет БАТЭ или минское «Динамо», пойдешь на стадион не только на своих посмотреть, но и на лидеров. Но, конечно, свою роль сыграло и выступление нашего «Динамо».

– Как будете возвращать людей на трибуны?

– Проблема в том, что мы со стадионом никак не связаны. И клуб не получает ни копейки за проданные билеты. А вкладывать лишние деньги возможности нет. Даже призы разыгрывать пока тяжело.

– Мы общаемся больше часа и только о проблемах. Зачем вам это?

– Понятно, что я пришел не на теплое место. Если бы не было долгов и все было как несколько лет назад, мне бы никто даже не позвонил. Я здесь потому, что вся жизнь связана с футболом. Я играл в Бресте, работал начальником в «Динамо». Мне не безразличен клуб. Поэтому и решился.

Прочитано 1123 раз Последнее изменение Вторник, 10 Март 2015 10:59