Любен Николов: «После инцидента с Быковым много дней терзал себя»

Защитник брестского «Динамо» поговорил с Андреем Масловским о демарше фанатов, об одном из худших моментов в своей жизни и о том, почему жизнь в Беларуси лучше, чем в Болгарии.

 «Марек»

– С каким настроением отправляетесь в отпуск?

– Это был не очень хороший год для «Динамо». Финишировали на предпоследнем месте. Много пропустили, мало забили. Вообще, я ожидал большего. Понятно, что о борьбе за первую шестерку никто не говорил, но любой футболист хочет показать себя с лучшей стороны. Мы хотели бороться за шестерку, но быстро осознали, что не дотянем – сил не хватит. Потом пытались как можно успешнее сыграть на втором этапе, но он нам вообще не удался. Не показали цельной, хорошей игры. Да, были отдельные моменты, но не более. Причины? Их будет выявлять руководство. Но надо что-то предпринять, чтобы в следующем сезоне выглядеть лучше.

«Динамо» – одна из самых бедных команд в лиге. И ребята это прочувствовали на себе. Но все же полного безденежья и ужаса не было. Бензин в автобусах всегда имелся. Руководство старалось создавать хотя бы минимальные условия. Перед матчами заезжали на сборы. Было и питание. Правда, постоянно менялись гостиницы и рестораны. Скорее всего, искали, где дешевле. Сперва жили в «Весте», потом в «Энергии». Кушали сначала тоже в «Весте», потом в столовой горисполкома и в ресторане «Цитадель».

Но в принципе в «Динамо» нормальные условия для тренировок и футбола. База отличная, стадион хороший. Думаю, по условиям Брест не отличается от других клубов.

– Только вот люди на стадион совсем перестали приходить.

– Это напрямую связано с результатами, которые мы показываем. К тому же с середины чемпионата наши фанаты из-за проблем с милицией перестали ходить на матчи. И посещаемость резко стала хуже. И это сказывается на игроках. В Бресте всегда такая атмосфера на стадионе, что хочется играть ради болельщиков. Даже финансы так не стимулируют, как атмосфера. Поэтому для меня очень важно, чтобы на трибунах были люди.

Динамо Брест фанаты

– Вы понимаете демарш фанатов?

– Трудно сказать. Но в Болгарии полиция ведет себя еще более жестко. Хотя и фанаты не самые мирные люди. Они довольно часто жгут файеры, поджигают сиденья, ломают их. И полицейские действуют соответствующе. Наши фанаты объясняли, почему они ушли с сектора. Мы всегда за них, но мы только игроки и мало что можем сделать. Решили поддержать специальными майками. Инициатором был Рома Василюк. Пришел и сказал: «Надо сделать». Все согласились. Кстати, он же выдвинул идею поблагодарить парня, который из Бреста шел пешком в Новополоцк. Этот поступок достоин уважения, и показывает, как болельщики относятся к команде. Хочется, чтобы мы смогли достичь того уровня, который демонстрируют наши фанаты.

Динамо Брест фанаты

– Ранее сталкивались с подобным проявлением любви к клубу?

– Лично–нет, но месяца два назад в Болгарии произошел интересный случай. В высшей лиге есть команда «Марек». На один из матчей пришли муж и жена. Женщина была беременна. И во время игры начались роды. Ее прямо со стадиона увезли в больницу. Родившегося мальчика пара назвала в честь клуба – Марек.

Быков

– Как вас изменила история с нанесением травмы Артему Быкову?

– Любая подобная история заставляет по-другому смотреть на некоторые вещи. Это был очень плохой момент моей жизни, и я очень много переживал. Я не хотел сделать ничего плохого, но так получилось. После много дней терзал себя. Прокручивал в голове момент. Говорил себе, как надо было действовать. Но время назад не отмотать. Единственное, что можно делать – надеяться, что подобное больше не повторится. И очень рад, что Артем так быстро восстановился и уже вернулся. Это очень серьезная травма. У моего хорошего друга был такой перелом. Ему делали пять операций, но не все прошли хорошо. В итоге он восстанавливался восемь месяцев.

– Представляли себе встречу с Артемом?

– Конечно. Я звонил ему через несколько дней, но он не поднял трубку – видимо, не хотел ни с кем общаться. Но позже созвонились. Я извинился, пожелал скорейшего восстановления. Он нормально отреагировал на мои слова. По-мужски. Признаюсь, не ожидал. После разговора мне стало немножко легче.

– На вас вылилось много грязи. Как справлялись с негативом?

– Я всегда стараюсь поставить себя на место другого человека, стараюсь понять, что он может думать. Если я сделал что-то плохое, найдутся люди, которые будут нехорошо думать и говорить про меня. Это обычное дело. Поэтому понимал реакцию болельщиков минского «Динамо».

Болгария

– Как вы вообще оказались в Бресте?

– Так вышло, что я четыре месяца был без команды. «Спортист», за который выступал, обанкротился в начале сезона 2012/13, и я остался без работы. К зиме появилось несколько предложений съездить на просмотр. Беларусь показалась самым приемлемым вариантом. Менталитет народов не особо отличается. И я думал, что мне не трудно будет адаптироваться к стране и футболу. Так и оказалось. Последние полтора года, до столкновения с Быковым, были одними из самых счастливых в футболе.

– «Спортист» остался должен денег?

– В Болгарии не такая система, как в Беларуси. Здесь почти все клубы государственные. И если клуб становится банкротом, то обязан рассчитаться. Ты в любом случае получишь деньги. У нас же клубы частные. И когда банкротятся, команду отправляют в третью лигу. И все. Долгов не существует. Просто бизнесмену не из чего платить. Подобное случается очень часто.

– Что знали о Беларуси до перехода в «Динамо»?

– Минское «Динамо» и БАТЭ. Борисовчане встречались с «Левски». Когда же точно узнал, куда еду, зашел в интернет и изучил все, что меня ожидает. В общем, получилось даже лучше, чем ожидал. Я думал, что Болгария–приличная европейская страна и у нас все в порядке, а Беларусь–это… Как это сказать… В общем, оказалось, что Беларусь не хуже. А в где-то даже лучше.

Здесь очень чисто. Везде. Порядок, почти нет преступности. Люди спокойные, веселые. Нормальная жизнь. В Болгарии же сейчас тяжелая ситуация. И в плане преступности, и в плане экономики. Я говорил уже, что футбольные команды сегодня существуют, а завтра – нет. Жизнь непростая. Достаточно трудно найти работу. В Беларуси, если хочешь работать, – всегда найдешь. Даже малооплачиваемую. В Болгарии же есть регионы, где даже при большом желании не сможешь ничего отыскать. Это не значит, что люди не хотят трудиться за маленькие деньги. Работы просто нет. Заводы, фабрики переполнены. В итоге многие уезжают за границу на заработки.

Да, у нас хорошее геополитическое положение – есть горы и море. Но у государства не получается извлечь из этого выгоду. Хорошо живут только жители приморских районов. Поэтому многие из провинции едут летом зарабатывать на море. Зимой возвращаются домой и ничего не делают до следующего лета.

Если сравнивать цены в белорусских и болгарских магазинах, то они почти одинаковые. Разница лишь в том, что у нас топливо в два раза дороже, а коммунальные платежи – в четыре. А вот зарплаты небольшие. Не случайно по статистике Болгария – самое бедное государство в Евросоюзе. Мы там с 2007 года и ничего не меняется. Отсюда и народное недовольство. В Софии довольно часто случаются протесты против правительства.

 

– По прошествии двух лет по-прежнему уверены, что менталитеты белорусов и болгаров схожи?

– Да. Между нами очень много общего. Недавно беседовал с человеком, который все время жил в Германии, а сейчас оказался в Беларуси. Вот он не может понять белорусов. Говорит, прихожу в магазин, смотрю что-то, выбираю. И тут женщина-продавец, изучив меня, говорит: «Это очень дорого стоит». Получается, она по моему внешнему виду определила: могу я это купить или нет. Причем с ее слов – точно не могу. Я развернулся и вышел. В Европе такого не может случиться по определению. Ты заходишь в магазин и становишься самым главным. Ты – клиент. А магазин делает все возможное, чтобы ты это купил, а не ушел.

Так вот, в Болгарии подобное тоже может произойти. К тебе так же могут обратиться в магазине, сказав, что это дорого стоит.

 

– У вас спортивная семья. Папа был волейболистом, а мама – легкоатлеткой. Как это отражалось на вашем детстве?

– Когда папа закончил карьеру, мне было шесть лет. Все те воспоминания обрывочные и не яркие. Но родители хотели, чтобы я занимался спортом, и водили в различные секции. Сперва занимался плаванием. Но через три месяца мне стало скучно. Чувствовал, что это не мое. Тогда меня записали на большой теннис. Но и там мне довольно быстро надоело. В общем, я перебрал множество видов, а потом вместе с друзьями записался на футбол.

– Почему не выбрали волейбол? Пошли бы по стопам отца.

– Футбол всегда был намного интересней. Я это чувствовал. И счастлив, что занимаюсь тем, что меня радует. Да и родители никогда не заставляли ничего делать и всегда говорили: «Если уверен, что не хочешь этого делать, – не занимайся».

Правда, это не касалось учебы. От меня требовали хорошей успеваемости. Во-первых, спорт – это не навсегда. А во-вторых, можно же было вообще не дотянуть до профессионального уровня. Поэтому надо быть готовым к обычной жизни. Я хорошо владею английским и немецким языками.

 Ваш папа выступал за сборную Болгарии. Сильная команда?

– Довольно. Волейбол в стране всегда был хорошо развит. Вообще, лет 25 назад мы были нацией, где на хорошем уровне развивалось много видов спорта. Сейчас же все совсем иначе. Остались только волейбол, борьба и художественная гимнастика. Наши девочки, кстати, совсем недавно выиграли чемпионат мира.

– А футбол?

– Посмотрите, какие у нас результаты в последнее время.

– «Лудогорец» вышел в группу Лиги чемпионов, на равных играет с «Ливерпулем».

– Молодцы, но это единственное светлое пятно. Очень необычный проект для Болгарии. Тренер софийского ЦСКА говорит, что это вообще иноземная команда. Организация дел в клубе там очень хорошая. Аналогов нет. Это как в Беларуси БАТЭ. Разница лишь в том, что Капский рассчитывает больше на белорусов, а у «Лудогорца» обычно в старте только четыре болгарина.

В стране такая система, что если появляется человек, который хочет и может содержать клуб, то команда год-два показывает нормальные результаты, а после разваливается. Клубы не могут развиваться. Все живут сегодняшним днем.

– Ну, тогда нет гарантий, что с «Лудогорцем» не случится то же самое.

– Пока там ситуация очень хорошая. Клуб получил много денег за Лигу чемпионов.

– Говорят, вы после тренировок едете мыться на базу не в этой же одежде, а переодеваетесь в сухое. Это так?

– Да. Родители научили меня основным принципам, которые помогают сохранить здоровье и дольше быть в футболе. Отец рассказывал, как надо правильно питаться, восстанавливаться. Если это все выполнять, то каждый день я могу тренироваться на 100 процентов. В противном случае ты не будешь свеж и не сможешь выкладываться на полную катушку. А это моментально отражается на карьере.

Питание тоже важно. Из моего рациона напрочь исключены печенье, кексы и прочее сладкое мучное. Утром выпиваю чашку кофе, съедаю пару бананов и иду на тренировку. После нее, в обед, можно кушать все, что хочется. Организм нуждается в питательных веществах. А вечером мясо и салат. Но в небольших количествах. Еще я пью очень много воды – почти шесть литров в день. Так мышцы восстанавливаются намного лучше.

– Обычно футболисты–суеверные люди. Вы тоже?

– Вообще, стараюсь особо внимания на это не обращать, но выхожу на поле с правой ноги и крещусь при этом.

– Считаете, что выход с правой ноги реально поможет хорошо сыграть?

– Это скорее привычка, которая успокаивает. Меня так учила бабушка. Она говорила: «Выходишь на улицу – всегда иди с правой ноги и не бойся».

Simon Ogar, Minori Sato, Luben Nikolov

– В сети есть фотография, где запечатлены вы, Минори Сато и Симон Огар с бутылкой шампанского.

– О, это очень интересная история. Когда я приехал в Брест, не мог найти квартиру. Минори тоже. И тогда Верон приютил нас. Жили у него два месяца. Вообще, он алкоголь не употребляет, но на свой День рождения принес шампанское. Хотел, чтобы мы хоть немножко почувствовали праздник. Выпили немного и решили сфотографироваться на память. А он зачем-то фотки выложил в сети. И получилась такая вот ситуация.

– Как на вкус белорусское шампанское?

– Как болгарское. Но вообще, я не ценитель игристых вин. Если есть повод, то могу выпить красное сухое вино. В Болгарии шампанское в основном пьют только на Новый год. Обычно на праздниках пьют вино или ракию. Ракия – это водка из винограда или слив. Ее можно пить просто так или нагревать с сахаром. При этом она теряет крепость и становится похожей на вино.

– Какой сосед из Огара?

– Очень классный. Когда я узнал, что мне негде жить, спросил, можно ли у него. Симон не раздумывая сказал: «Давай». Запомнил, что у него всегда было много африканской еды. Причем он ее готовил сам. Друзья привозили ему продукты из Африки – специи, бананы, муку. В общем, что-то свое, специфичное. Он нас кормил два месяца. Мы с Сато ходили за продуктами, а он готовил, добавляя в пищу африканские добавки. Было вкусно.

– Вы достаточно хорошо разговариваете по-русски. Быстро выучили?

– Когда приехал, мало что понимал. Моим переводчиком был Огар. Но вообще в коммунистические времена в Болгарии изучали русский язык. Люди в возрасте свободно на нем говорят. Но молодое поколение изучает в основном английский и немецкий. Однако наши языки похожи. Много одинаковых слов. Так что особой сложности не испытываю.

Прочитано 957 раз Последнее изменение Пятница, 05 Декабрь 2014 23:25