Дмитрий Мозолевский: «Базанов вот вспоминается. Редиска, конечно.»

Дмитрий Мозолевский Дмитрий Мозолевский

Бывший нападающий брестского Динамо рассказал о самом сумасшедшем трансфере в истории брестского «Динамо».

 

– Самый дикий пример непрофессионализма в белорусском футболе?

– Такие примеры встречаются сплошь и рядом. Когда я пришел в БАТЭ, то чуть с ума не сошел от клубной организации. Все так здорово, так четко. Ты приезжаешь на тренировку – у тебя в номере лежит сложенная форма. Домой не надо ничего везти. Это не так тяжело сделать. Все можно постирать дома. Нет проблем. Но это очень важные мелочи, из-за внимания к которым БАТЭ является первым в стране.

В клубе тебе помогают решить любую проблему. Поиск квартиры, визы, вплоть до регистрации автомобильных номеров. Понятное дело, никто из ребят не просит встречу с Лукашенко. Но бытовые вопросы вроде определения ребенка в садик решаются чуть ли не мгновенно. В БАТЭ футболисты находятся на первом плане. Честно, я никогда не мог подумать, что в Беларуси возможно подобное.

А в Бресте было так. Приезжали иногородние ребята, и им не могли найти квартиры. Где пацанам жить? Если мы ездили на сборы в Польшу, приходилось платить свои деньги за визы. Опять же – это нетяжело. Я не обеднею на 50 евро… Но… Нет, ты представляешь. Приходит начальник команды, говорит: «Нужно сделать визы, чтобы поехать на сбор в Польшу. С вас по 50 евро»…

Базанов вот вспоминается. Редиска, конечно. Если говорить нормально, то развалил все, что было наработано. Когда клубом стал управлять Шишко, тоже приходилось непросто. Первое время он не разбирался в делах вообще. Вокруг руководителя, насколько я понимаю, просто находились неправильные люди, которые давали ему такие неправильные советы. Но человек хотел чего-то достичь. В итоге разобрался в ситуации, стал работать. А потом пришел Базанов…

– Ты не можешь вспомнить об этом руководители вообще ничего хорошего?

– Вообще ничего. В 2008-м пытался организовать свой переход в БАТЭ. Мы проходили сбор в Жабинке. Это недалеко от Бреста. Приходит Троцюк, говорит: «Тебя на заседание правления вызывают». – «Ну, поехали». Отправились в офис клуба. Чисто внешне красивое историческое здание богатого вида. А внутри – беда. У Шишко были планы по реконструкции офиса. Но после его ухода все рухнуло в один момент.

В общем, стали общаться. Чувствую, по чуть-чуть дело начало продвигаться. Думаю, сейчас смогу убедить собравшихся. Говорю, ребята, я много лет провел в Бресте, мне надо расти, вы заработаете на мне хорошие деньги, придет такой же средний футболист, как и я, и вы на нем еще столько же заработаете.

Насколько я осведомлен, БАТЭ тогда давал за меня тысяч 300, наверное. А Брест просил 800. Хорошун говорил: «Это начальная цена». Думаю, все понимали, что это бред собачий. Так переговоры не ведутся.

И вот мы сидим. Товарищ Базанов опаздывает на полчаса. Приходит. И тут человек просто берет мое личное дело из военкомата и бросает на стол: «Он никуда не уйдет». Разговор заканчивается. И все… Главный тренер остался очень недоволен случившимся, сказал: «Кто его позвал сюда?» Надежда была, но резко исчезла.

В итоге Брест выручил за меня сто, наверное, тысяч. А я еще на том заседании говориk руководителям: «Вы останетесь в минусе. Вы еще будете платить мне зарплату». После того нашего разговора в Бресте мне три года платили деньги. Моя зарплата составляла семь штук. В итоге «Динамо» оказалось в минусе тысяч на 400, наверное. Я говорил: «Проведите простые математические расчеты. Вы выиграете, если опустите меня сейчас».

Жалко… В городе все есть для футбола. Кроме мозгового центра. Когда только ушел, было больно смотреть на клуб. Сейчас успокоился… В области одна большая команда. И для нее не находятся деньги? Смешно. Если бы сейчас в Бресте собрались все свои, команда оказалась бы в тройке. А на стадионе собиралось бы по семь тысяч, даже если бы «Динамо» шло, допустим, пятым.

– Грусть-печаль.

– Мы с пацанами, когда закончим, все наладим. Пойдем в правление :). Хотя, может, я тренером стану. Мне интересно. Я задумывался об этом на всякий случай. Может, мне из-за нынешней травмы придется закончить, не дай Бог… Честно, за прошедшие полгода не было ни дня, чтобы я не думал о завершении карьеры… Может, это неправильно. Но мысли такие лезут в голову. В Италии есть хорошая грязелечебница. Думаю, туда поехать. Полечиться. Все в один момент налетело. Виза заканчивается. Паспорт нужно менять из-за отсутствия свободных страниц. Все не очень, конечно, складывается. Пока…

– Самая легендарная личность времен брестского «Динамо»?

– Геворкян, наверное. Но у него есть один большой плюс. Человек – фанат своего дела. Правда, есть и один большой минус. Он говорит, что вся его метода основана на физической готовности игроков. Но эта система никогда не давала результата. И возникает справедливый вопрос: «Почему ничего не меняется?»

– А Кубок в 2007-м?

– Могу объяснить. В межсезонке мы закладывали физическую базу именно на этот отрезок. И действительно «Динамо» перебегало все команды. Физически выглядели на голову сильнее конкурентов. А потом у нас просто пошел спад. Закончили чемпионат 12-ми. Такой режим тренировок выдержать сложно…

– К физической готовности приплюсовали твои девять голов в том розыгрыше.

– Было дело. Рекорд, говорят. Но Геворкян же сказал в интервью «Прессболу», что я ныл по поводу больших нагрузок. Поэтому я плохой :). Правда, не знаю ни одного игрока, который бы не бухтел от его нагрузок.

– Самый ад в исполнении Геворкяна?

– На самом деле нагрузка в основной команде – это еще ладно. Когда я попал к Геворкяну в дубль, было намного сложнее. Помню, как пришел после первой тренировки домой, упал на кровать и сказал: «Мама, я, наверное, не буду играть». А еще предстояла вечерняя тренировка. Хотя в основном мы работали в трехразовом режиме… Когда Геворкян стал тренировать основной состав, то сказал: «Я вам раньше нагрузку давал от балды, а сейчас я уже все знаю».

Получается, в 2001-м он над нами экспериментировал. Пару человек закончили с футболом. Многие рыгали на занятиях. Вот просто блевали. У нас была такая выматывающая тренировка – 12 рывков по 200 метров и 13 – по 300.

– Как?

– Я серьезно. А перед этим мы прыгали барьеры. Раз 300, наверное. А потом бежали в Крепость. Там была специально размеченная трасса. То есть за одну тренировку триста прыжков, потом кросс, а затем 12 по 200 и 13 по 300.

Мы с Цеваном весили мало. Думали, после тренировки камни в карман брать, чтобы ветром не сдуло :). До начала занятия весишь 50, после – 47. Вот и все… Как-то бегали три теста Купера подряд. Делаешь три км – пауза – три км – пауза – снова три км. В 16 лет мы это выполняли. Я весил 54, а Цеван 47.

Перетрен ужасный. Когда наши ребята в 2007-м приезжали в «молодежку», им говорили, что с такими показателями по сердцу нужно неделю плавать в бассейне. И ничего больше не делать.

Знаешь, все недавнее интервью Геворкяна пропитано какой-то обидой. Я не думаю, что Василюк, Мозолевский, Цеван или Щиголев виноваты, что у него такая тренерская карьеры. Мне один момент непонятен. Если человек считает, что все делает правильно, если у него есть категория PRO, почему он ничего не выигрывал на длинной дистанции и не работал ни в одном хорошем клубе? Он недавно тренировал в пятой польской лиге. По-моему, это показатель. Думаю, если сейчас систему Геворкяна применить в БАТЭ, команда вылетит в первую лигу. Без шуток. Если, конечно, у Франгесовича те же подходы, что и раньше. А раньше был ад. Барьеры на одной ноге в день матча. Сейчас бы я повел себя, как Витя Сокол с Владимиром Курневым. Отказался бы выполнять. Либо отдайте меня в другую команду, либо выгоните, либо делайте, что хотите, – но без моего участия. Потому как такие нагрузки на пользу здоровью не идут. О, кстати, вспомнил историю.

– Давай.

– Приезжал к нам при Геворкяне такой игрок Дима Дунец. Украинец. Опорник. Суперопорник, блин. Летом приехал. Тренировался-тренировался – никакой. Но его подписали почему-то. Мы в шоке все. В итоге человек сыграл 15 минут в матче с минским «Динамо», все посмеялись – и он уехал. Но при этом забрал с собой все подъемные. 20 тысяч долларов примерно. Самый сумасшедший и дорогой трансфер в истории Бреста. За 15 минут просрать 20 тысяч долларов… На тот момент моя годовая зарплата. Даже меньше. Сила, конечно.

У нас тогда почему-то считали, мол, если ты местный, то не должен получать много. Притом что спрашивают больше, чем с остальных. Менталитет непонятный.

– Что тебе еще не нравится в Бресте?

– Не то что я не люблю это… Я просто очень сильно ощущаю взгляды. Кто-то может их переживать совершенно спокойно. А я не могу. Брест – действительно маленькая деревня. Поедешь в «Корону» – пять человек встретишь. Еще куда-нибудь поедешь – то же самое.

Прочитано 1600 раз